Побеждает сильнейший. Многодетные семьи и белорусская революция

Четвертый месяц в Беларуси идут протесты. Кто побеждает? С одной стороны, администрация не может полностью подавить протест. С другой стороны, протестующие тоже не могут взять власть. Ни у одной из сторон нет сил для того, чтобы решительным образом переломить ситуацию в свою пользу.

Есть ли какой-либо фактор, который может перевесить чашу весов в ту или другую сторону?

Предлагаем нашим читателям цикл публикаций про то, могут ли стороны привлечь какой-то резерв, какой-то источник новой силы. Поговорим про то, на чьей стороне различные слои населения, и как их участие может предрешить исход конфликта.

Сегодня мы поговорим про роль такой социальной группы, как многодетные семьи.

многодетная семья

Могут ли вообще семьи на что-то влиять?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим несколько примеров из истории и из нашего недавнего прошлого.

Испокон веков внутрисемейная солидарность считалась угрозой для всякого рода тирании. К примеру, африканские рабы в Южной Америке были лишены семей. Рабовладельцы содержали женщин с детьми, поскольку им были выгодны новые поколения рабов, но не позволяли возникать семьям, потому что опасались семейной взаимопомощи на плантациях. Роль мужчин была сведена к оплодотворению, и лучшие оплодотворители назывались "мачо" - в переводе что-то среднее между "бык" и "скотина". Такая семейная структура называется "матрифокальной семьёй".

С другой стороны, человек, который не имеет за собой семейной поддержки, может легко стать пешкой в руках манипулятора-деспота. За примером далеко ходить не надо - вспомним хотя бы Центральную избирательную комиссию. Или же чиновников, которые давали разрешение на строительство развлекательного центра «Бульбяш-холл» в Курапатах (ныне «Поедем поедим»). Менее известный, но тоже показательный случай — это чиновники Минобразования, которые проводили «реформу» приёмных семей. Всё это делалось руками женщин, не имеющих семьи.

Фамилии называть мы не будем, дабы нас не обвиняли в разглашении личных данных. Но примем этот факт к сведению. Не имея опоры в семье, люди могут отступить от соображений морали (и даже от собственных интересов) и начать служить интересам правящей верхушки. Если же у человека есть дети (тем более если их много), то хочешь-не хочешь, приходится отстаивать их интересы.

Полмиллиона граждан

По данным Минтруда, в Беларуси уже более 110.000 многодетных семей (с членами семьи это больше чем полмиллиона белорусских граждан). При этом, имея близкие интересы, они легко находят общий язык между собой, с удовольствием участвуют в совместных мероприятиях (и делали они это задолго до того, как это стало модным). Автор этой публикации сам из многодетной семьи, и скажу не утаивая — традиции взаимопомощи у нас в крови.

Значительная часть волонтеров — сами многодетные родители, а также молодежь из этих семей. Они имеют сильную мотивацию изменить положение к лучшему, т.к. делают это для себя и своей семьи, ради своих детей.

многодетные семьи

Но не всё так просто. Вопрос в том, что они посчитают за лучшее для себя? Кто лучше поможет реализоваться интересам семей?

Кнут для семьи есть, пряника нет

Нынешняя администрация использует к многодетным семьям политику кнута и пряника. Пряник — это в первую очередь льготные кредиты и субсидии на строительство жилья. Но есть и кнут — акты проверок, списки семей СОП и отобрание детей в приют.

В начале протестов банки прекратили выдачу кредитов на строительство, а органы администрации по старой привычке начали запугивать семьи отобранием детей. Совпадение или нет, но все дети, разлученные с родителями в ходе протестов — из многодетных семей, где воспитываться 5 детей. И 3-летний Лёша Рогов, которого «посадили под арест» в детском саду — тоже из семьи, в которой растут 5 родных детей. Как говориться: «Совпадение ? Не думаю». По странному стечению обстоятельств, застреленный в Бресте Геннадий Шутов — тоже отец пятерых детей.

Неожиданная поддержка от Европы

В этом году белорусские семьи получили поддержку, откуда не ждали. Европейский Союз ввёл санкции против чиновников, виновных в нарушении прав человека в Беларуси. В санкционный список ЕС будут попадать и чиновники, нарушающие права детей.

Семьям просто несказанно повезло. Ни разу еще в их руки не попадоло такое мощное оружие самообороны. После того, как ввели санкции, нет информации ни об одном случае, когда ребенок был бы разлучен с родителями «за политику». Видимо, среди чиновников не так уж много желающих рисковать своим благополучием в угоду «вертикали».

По слухам, органы опеки не будут отбирать детей у родителей, а вместо этого «покажут, что участие в протестах может ухудшить жизнь семьи». Как именно они собираются это показывать — пока широкой публике не известно.

Что семьи ожидают от нового президента?

Семьи заинтересованы, чтобы государство не вмешивалось в их внутренние дела (и этого они ожидают от новой власти). Но есть и опасение, что новое правительство, к примеру, может остановить льготное кредитование или отменить детские пособия.

семья и дети

Также надо учитывать, что почти 90% многодетных семей живут не в Минске. Автор провёл в сельских районах небольшой опрос. Выяснилось, что семьи в сельской местности понятия не имеют о том, что на самом деле происходит в столице. Для многих единственный источник информации — государственное телевидение.

Как бы это ни было печально, но немалый процент сельских жителей полагают, что с приходом новой власти детские пособия отменят, поликлиники закроют, а маму и папу станут называть «родитель №1 и №2».

Если не заполнить этот информационный вакуум, то не приходится рассчитывать на поддержку родителей в далёких районах.

Чего хотят женщины-матери на самом деле?

Исследование потребностей семьи, проведенное Подгруппой по правам семьи и детей ФГО Восточного партнёрства в ноябре 2016 года, показывает колоссальный запрос на гармоничные семьи в нашей стране. Родители хотят, чтобы в семьях было согласие, а также чтобы дети женились, растили своих детей, и чтобы в семьях детей тоже был достаток и благополучие. От государства ожидается, что оно как минимум не будет этому мешать. С большой болью и беспокойством воспринимают родители, если происходит наоборот.

Действующая администрация играет на этой струне. К примеру, «молодежный парламент» при НС РБ взялся за «укрепление идеалов духовности, сохранение нравственных ценностей у молодежи, популяризацию семейных ценностей». «Взрослый парламент» тоже не остался в стороне — некоторые депутаты предлагают закрепить семейные ценности в Конституции.

Можно ли относиться серьёзно к этим инициативам? Вопрос риторический, учитывая «семейные ценности» самого главы государства, или (к примеру) «духовное воспитание» ОМОНа.

Тем не менее, государственная пропаганда постоянно говорит про заботу о семье и детях, и попадает прямо в точку, в самое «больное место» родителей.

Штаб Светланы Тихановской пока никак публично не высказывался о взаимоотношениях государства и семьи. Было бы неплохо внести ясность. Вопросов всего два — будет ли государство вмешиваться в дела семьи, и планирует ли она какую либо господдержку для семей, когда станет президентом?

Если убедительно ответить на эти два простых вопроса, поддержка многодетных родителей гарантирована. Но пока ответа нет, на их поддержку рассчитывать не приходится.

Леонид Скоробогатый