Снос усадебной застройки в Минске отменяется или нет?

В мае 2011 года председатель Мингорисполкома Н.А.Ладутько  объявил об отмене сноса частного сектора в Минске на 10 лет. Казалось бы, владельцы усадебных домов могут передохнуть и взять перерыв в борьбе за сохранность своего имущества еще на целое десятилетие. Но что происходит в действительности, по ту сторону бумаги?

Дом семьи Шпилевских (по улице Ковалева д.25 А), в котором они живут, выбран государством под снос. Дом новый, 2007 года, кирпичный – 2-х квартирный, большой двухэтажный коттедж, участок с ландшафтным дизайном. Только что закончена отделка ручной работы – очень дорогостоящая.

Власти обещали его сохранить, сохранены все коттеджи в округе, а дом Елены – под снос. Вопреки законодательству, для семьи Шпилевских., на замену их дома предлагаются на выбор только квартира или деньги. Оно же, законодательство, предполагает пять способов компенсации:

  1. квартира типовых потребительских качеств;
  2. денежная компенсация за сносимые дом, постройки, насаждения;
  3. перенос и восстановление дома;
  4. строительство и (или) получение в собственность жилого дома, строений, сооружений и насаждений при нем (долей в праве собственности на соответствующее имущество), равноценных по благоустройству и общей площади сносимым;
  5. выделение участка под строительство+денежная компенсация для строительства дома, насаждений, сооружений.

Однако, в уведомлении об предстоящем изъятии участка и сносе дома были предложены только первых два пункта.

Строить дом власти не хотят, земля в частной собственности, о ее стоимости – молчат до последнего. Вот что об этом говорит хозяйка дома:
«Укрывательство информации не аргументируется ничем – переписываются общие фразы из законодательных актов, согласно решению горисполкома у тебя забирают всё. Свои убытки узнаешь только тогда, когда будет принято решение о сносе и об изъятии участка».

Согласно норме 58-го указа согласие на снос жилья со стороны его владельца не требуется: заявление о выборе способа компенсации и является согласием.

Способ компенсации за снос дома Шпилевских выбран: возмещение за дом и за землю. Просчитано все, сумма получается очень приличная. Подсчитывая убытки, власти эту сумму никак не подтверждают, хотя земля, например, в реестре определена (кадастровая стоимость) – очень больших денег стоит, на это в мингорисполкоме молчат.

Елена: «18 мая мэр Минска пересматривал планы города по сносу. Мэру города подали заявление о том, что мы хотим остаться, мол сохраните наш дом, убытки огромные. На обращение ответил УКС района – часть письма о просьбе остаться вообще выкинул, переписал законы и ничего конкретного более. Дома сносятся выборочно: в 5 метрах от нас коттедж новый оставляют, через дорогу в 7-ми метрах – оставляют, в 20 метрах от нас – тоже оставляют. Так мы и воюем сейчас. Они всякими путями, лазейками… - все отправляют в минский горисполком. Куда бы мы не писали и не обращались, а минский горисполком отправляет в УКС, т.е. – замкнутый круг».

УКС - управление капитального строительства - заказчик по реализации имущественных прав, который впоследствии и будет «строить строительства» на земле молодых семей. Снос аргументируется государственными нуждами, а именно тем, что на месте их дома нужна многоэтажная застройка.

Законодательство люди уже почти выучили наизусть, много где перебывали, много куда писали, но суть в том, что вопрос один и ответ один: районная администрация и УКС платить не хотят.

«Сейчас у нас ситуация такая – УКС считает фактические убытки: после указания в заявлении выбранного способа компенсации, они начинают считать рыночную стоимость дома, насаждений, построек, гаражей. Считают уже около 4-5 месяцев. Цифр до сих пор нет. Сейчас тяжелое время для страны и для нас. Едва построившись и рассчитавшись с долгами, закончив то, на что работали годами, пойдет под бульдозер. В семьях маленькие дети - дома строились основательно, чтобы жить.

Мы хотим, чтобы нас оставили в покое. В деревне Сухарево предполагается смешанная застройка, выделяются участки для строительства коттеджей. ПДП постоянно корректируется. Почему наш дом не имеет право на «жизнь»?  Получается так, что забирают все и ты даже не знаешь, что тебе положено» - говорит Елена Шпилевская.

Антон Феоктистов, MIHCK.INFO

Комментарий редакции.

В нашей практике есть случаи, когда владельцы домов усадебного типа добивались отмены решения о сносе. Но на сегодняшний день нам не известно ни одного случая, когда владельцы получили бы полную компенсацию за изъятое имущество. Пока ты не давал согласия на снос, есть какая-то надежда. Как только ты согласился на компенсацию – ты тут же попал в зависимость от их произвола. Сам предъявить размер убытков ты не можешь – можешь только согласиться с суммой, которую рассчитает компания, назначенная администрацией. А они, ясное дело, себя не обидят.

Поэтому мы всё же настоятельно рекомендуем ни под каким видом не соглашаться на снос, а использовать все возможные меры, чтобы сохранить свой дом.

Рубрика: